Эстонское издательство подготовило r 400-летию Дома Романовых цикл публикаций: «Его Величество изволил побывать…»

19 Августа 2013
В 2013 году отмечается 400-летие Российского императорского дома Романовых. В связи с этой датой эстонское издательство "Инфоринг" при поддержке Посольства Российской Федерации в Эстонии подготовило цикл публикаций, дающих обзор связей Дома Романовых с Эстонией и вклада династии, правившей Россией в 1613-1917 годах, в эстонскую историю, экономику и культуру.

Эстонию - а в минувшие века она состояла из двух частей: север назывался Эстляндией, а юг входил в Лифляндию - никак не назовёшь богом забытым захолустьем империи. Этот край активно «поставлял» кадры в элиту российского государства. Здесь раньше, чем в центральных губерниях, проводились различные реформы. Для открывшей «окно в Европу» России Прибалтика всегда была форпостом европеизации. Наконец, в Эстляндии и Лифляндии побывали многие представители царствующего дома. Это было ясным свидетельством внимания монарших особ к этому краю, высокой оценки его значения, а порой и личных симпатий.

Допетровские Романовы уже имели интерес к этим землям. В частности, царь Алексей Михайлович «хлопотал о… приобретении «морских пристанищ» - гаваней Нарвы, Иван-города…» (В.О.Ключевский), за что вёл и военные действия на территории Лифляндии. Его сын Пётр I осуществил мечту отца и в Эстонии бывал уже неоднократно. Во время Северной войны он руководил осадой Тарту и Нарвы, после 1710 года, когда эта территория была завоевана Россией, особый интерес у первого императора вызывали строительство порта Балтийский-Палдиски и сам Ревель-Таллинн, где царь возвёл Кадриоргский дворец.

Супруга Петра Екатерина I после смерти мужа Эстонию, где ей принадлежала мыза Маарду, не навещала, однако при ней, имевшей прибалтийские корни (стало быть, и в потомках Петра есть толика прибалтийской крови), продолжали укрепляться связи здешних земель с центральной властью. Местное остзейское дворянство ради сохранения своих привилегий охотно шло на русскую службу, а Пётр столь же охотно остзейцев брал, считая их настоящими специалистами. На самом деле, конечно, люди эти по своим качествам были разными. Однако, в конце концов, за два последующих века балтийские немцы сумели стать органичной частью русской элиты и принесли России немало пользы.

«Дщерь Петрова» Елизавета отправилась в Прибалтику уже в первые годы своего царствования - в 1746 году. В этой неторопливой поездке императрица-жизнелюб много кушала, почивала и веселилась, не забывая, впрочем, уверять местное дворянство в сохранении его привилегий. А сопровождала её молоденькая Екатерина Алексеевна - будущая Екатерина II, которая, кстати, за год до этого уже проезжала по этим землям, двигаясь из Германии к своему жениху в Петербург.

В качестве государыни Екатерина навестила Эстонию, по крайней мере, дважды: в 1764 и 1780 годах. Она побывала в Нарве, Ревеле, Пернове (Пярну), Дерпте (Тарту).
Сын Екатерины Павел Петрович проездом бывал в Эстонии не раз, благо тогда эти земли лежали на сухопутном пути из столицы в Западную Европу и обратно. В качестве же правителя России Павел I посетил Эстонию лишь однажды - это был войсковой смотр в Нарве в мае 1797 года.

Для Александра Павловича первое знакомство с этим регионом состоялось именно во время упомянутой поездки его отца. В 1802 году он проехал здесь, направляясь в Мемель на встречу с прусским королём, однако счёл нужным остановиться в Тарту и обстоятельно познакомиться с делами недавно открытого университета. В 1804 году царь вновь едет в Эстонию, сопровождаемый друзьями-реформаторами Чарторыжским и Новосильцевым. Александр знакомится с Ревелем, Палдиски, Хаапсалу, а также Сааремаа, Пярну, Вильянди.

Довольно часто посещал Эстонию и император Николай I. Большей частью его визиты были связаны с военными или административными вопросами. В 1833 году императорская семья посетила мызу Кейла-Йоа, принадлежавшую начальнику Третьего Отделения графу Бенкендорфу. А в 1838 году царь оказался в Эстляндии вынужденно: на корабле сломался паровой котел, и пришлось сойти в Таллине, чтобы продолжить путь в Петербург по суше.

Тем временем Ревель, а затем Гапсаль-Хаапсалу приобрели у Романовых да и у всей петербургской знати славу морских курортов. В 1849 году сюда прибыл с семьей великий князь Александр Николаевич - будущий Александр II. Впрочем, поездка была не только «курортной» - наследник выступал на открытии земского совета Эстляндии и знакомился с вопросами, которые впоследствии пригодились ему при проведении в России реформ. В 1856 году Александр вновь в Эстляндии, и вновь его манит Хаапсалу. Здесь он, в частности, наблюдает народный праздник. Полюбил Гапсаль и цесаревич Александр Александрович, не единожды бывавший с семьей на этом курорте, посещавший также Ревель и Палдиски.

Последний русский император Николай II тоже воздавал должное красотам балтийских берегов. Так, в 1910 году государь находился с семьей на яхте «Штандарт» на палдиском рейде. В это время там стояло множество военных кораблей, в том числе, кстати, и крейсер «Аврора». Император с детьми посетил остров Вяйке-Пакри, совершал длинные прогулки по материку, катался на лодке (одно из любимых царских увлечений), а дети участвовали в сенокосе.

Но Эстония при Николае часто становилась и местом встреч на высшем уровне, где вершились судьбы Европы. Так, в 1908 году Ревель принимал британского короля и президента Франции - по сути, здесь оформился военно-политический союз Антанта. Через четыре года в Палдиски российский император встретился с германским… Воздух был уже наэлектризован ожиданием большой войны, которая изменила судьбы и Романовых, и Эстонии.


http://baltija.eu/news/read/32891