СТАТУС РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА РОМАНОВЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Аналитический материал.

10 Июля 2015
СТАТУС РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА РОМАНОВЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Идейное обоснование. 

Восстановление справедливости в отношении Российского императорского дома Романовых, внесшего за 760 лет своего служения (1)  значительный вклад в созидание, развитие и укрепление российской государственности, является необходимой составляющей в общей политике, утверждающей преемственность современного Российского государства по отношению ко всему ее прошлому. Отказ от коммунистической идеологии и закрепление в Конституции гарантий идеологического многообразия создает условия для возвращения в духовную и интеллектуальную жизнь страны всего многоцветия созидательных идей, среди которых важное место занимают религиозные и государственно-общественные ценности, воплощаемые династией Романовых. Осознаваемая всеми необходимость строительства и совершенствования гражданского общества, немыслимого без национальных устоев и уважения к великому прошлому, безусловно, требует бережного отношения ко всему, что имеет неоспоримую связь с этим прошлым.  

Глубоко промыслительным является провозглашение в Российской Федерации Днем национального единства 4 ноября - даты, связанной с началом государственного восстановления после Смутного Времени XVII века. Бесспорной кульминацией этого исторического процесса, символом необратимости возрождения России стало призвание в 1613 г. Великим поместным церковным и земским собором на царство дома Романовых в лице царя Михаила Феодоровича. Современные государство и общество России понимают и ощущают необходимость изживания последствий Смуты ХХ века – революции 1917 года и порожденного ею тоталитарного богоборческого режима. Именно поэтому в качестве Дня национального единства избрана не какая-нибудь иная значительная дата российской истории, а день первого торжества патриотических сил над внешними противниками и внутренними предателями национальных интересов России. 


Исторические правовые основы Российского императорского дома. 

Российский императорский дом продолжает существовать как историческая институция на своих исторических юридических началах в полном соответствии с династическим законодательством. 

Иной правовой основы для определения состава и внутреннего распорядка Императорского Дома, кроме фамильного династического законодательства (2) , не существует и не может существовать. 

Членство в Императорском Доме определяется фамильным статутом, и вопрос возглавления династии решается в соответствии с законным порядком, «не допускающим уже никаких перетолкований и не оставляющим места никакому выбору между несколькими лицами царствующего дома» (3). 

В границах исторического законодательства право его толкования всегда принадлежит главе Российского императорского дома, то есть тому лицу мужского или женского пола, которое на данный момент является старшим представителем старшей династической линии.


Состав Российского императорского дома на настоящий момент. 

В соответствии с законодательством Российской Империи о престолонаследии в настоящее время Российский императорский дом состоит из двух человек: главы Российского императорского дома великой княгини Марии Владимировны (род. 1953)   и цесаревича и великого князя Георгия Михайловича (род. 1981). 

Остальные потомки членов императорской фамилии рождены от морганатических браков, и поэтому не принадлежат к императорскому дому (ст. 188 Основных государственных законов Российской Империи) и не имели бы прав на престол в случае реставрации монархии (ст. 36 ОГЗРИ). 

Ссылки некоторых политиков и публицистов на то, что, якобы, «императорского дома нет», что «Романовы сами не могут между собой договориться» и тому подобное, являются безосновательными и ложными. Аргументы против прав старшей линии Российского императорского дома, происходящей напрямую от императора Александра II Освободителя, при объективном рассмотрении оказываются либо обычной клеветой, либо продуктом невежества и политической ангажированности. Легитимные права старшей линии дома Романовых основываются исключительно на фамильном законе,  признаны королевскими домами всего мира, Церковью и компетентным международным научным генеалогическим сообществом.(4) 


Возможность существования династического права в современном правовом поле Российской Федерации. 

Право существует в нескольких формах: в форме законов, в форме  договоров,  в форме обычаев, в форме канонического права и в других формах. В нашем государстве все они реально существуют и применяются постольку, поскольку не противоречат Закону. 

В Преамбуле Конституции России содержится положение, что народ принял ее (Конституцию), «чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость». Внутренние законы исторических институций (каноническое право Русской православной церкви, фамильное законодательство Российского императорского дома) в части, не противоречащей действующему законодательству РФ, действуют не только не вопреки Конституции, но, наоборот, конкретизируя и развивая вышеуказанное положение ее Преамбулы, а также статьи 44: «(…) 3) Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры». 

Современное Российское государство – Российская Федерация, оставаясь государством светским, тем не менее, признает особый правовой статус Русской Православной Церкви, а также других традиционных для России конфессий. По аналогии, наше государство, оставаясь республиканским, может выработать формы признания правового статуса за Российским императорским домом, являющимся в качестве исторической институции важным элементом гражданского общества в нашей стране. 

Глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна и ее наследник великий князь Георгий Михайлович неоднократно заявляли, что дом Романовых готов вернуться в Россию на постоянное жительство. Они не претендует ни на собственность, ни на какие политические полномочия и привилегии, но считают справедливым, чтобы императорский дом был признан исторической институцией и частью исторического наследия России. Это социокультурное  признание, но оно должно быть выражено в правовом акте. 

Образцом правого акта, регламентирующего положение Российского императорского дома в республиканском государстве, является Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) № 998 от 21 декабря 2011 года (см. Приложение). Хотя ПМР не признана на международном уровне, ее правовые акты имеют не меньшую юридическую значимость, чем, например, региональные законы субъектов Российской Федерации или любого другого федеративного государства. На примере Указа «О статусе Российского императорского дома на территории Приднестровской Молдавской Республики» видно, как положение нецарствующей династии может быть закреплено в правовом поле республиканского государства без каких-либо противоречий с Конституцией и действующим законодательством, без всяких политических и имущественных аспектов, с гарантиями уважения к историческому наследию, определением круга прав и обязанностей членов императорского дома и обеспечением их аполитичности.


Международный опыт.     

Международный опыт уже создал ряд прецедентов, ориентируясь  на которые можно разрешить вопрос предоставления правового статуса Российскому императорскому дому в соответствии с нормами российского (современного и исторического) и международного права, а также настроениями, царящими в обществе. 

Во многих государствах, даже после революций, династии, лишившись политической власти (5), сохранили статус и важную общественную роль . Некоммунистические государства, в которых существовал в той или иной форме закон об изгнании династий (6) , отменили эту форму дискриминации по классовому признаку, и в настоящее время династии там выполняют важные общественные функции. В бывших коммунистических странах Восточной Европы и Азии  (7)  королевские дома вернулись, обрели статус, получили некоторую часть прежде принадлежавшей им собственности, живут на Родине и оказывают важнейшее содействие в   изживании  последствий революционной эпохи и в восстановлении и развитии международных отношений. Попытка властей Греции лишить низложенного короля Константина греческого гражданства и его собственности завершилась убедительной правовой и моральной победой нецарствующего монарха и отменой  через суд несправедливых и незаконных репрессий по отношению к нему и его семье. 

Сопоставив примеры  отношений в республиканских странах к   династиям,   лишенным престолов,  следует отметить четкую закономерность:  всюду,  где народы ценят свою историю и где внутриполитическая ситуация достаточно стабильна, преждецарствовавшие династии пользуются искренним уважением, а их права юридически охраняются. При этом подобное положение ни у кого не вызывает опасений,  что конституционный строй  находится под угрозой.  

Королевские  и императорские дома обладают юридическим статусом, защищены от посягательств самозванцев и рассматриваются как важное  составляющее  общественной  и  культурной жизни своих стран.

 
Существующее положение Российского императорского дома в России. 

В свое время именно Россия начала охвативший затем ряд государств Восточной Европы и Азии процесс реинтеграции преждецарствовавших династий в общественную жизнь их стран. Этим первым шагом явился визит на Родину 5-11 ноября 1991 г.  главы Российского императорского дома великого князя Владимира Кирилловича и его супруги великой княгини Леониды Георгиевны по приглашению мэра  Санкт-Петербурга А.А. Собчака. Затем последовали: встреча главы династии с Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным в Российском посольстве в Париже 6 февраля 1992 г., предоставление членам Российского императорского дома (никогда не принимавшим гражданства какого-либо другого государства и проживавшим в изгнании по паспортам беженцев) гражданства Российской Федерации, отпевание святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием II в Исаакиевском соборе и погребение в родовой усыпальнице Петропавловского собора скончавшегося 21 апреля 1992 г. великого князя Владимира Кирилловича (соответственно первые два визита на Родину новой Главы императорского дома великой княгини Марии Владимировны), перенесение 7 марта 1995 года в ту же усыпальницу останков императора в изгнании Кирилла Владимировича и императрицы Виктории Феодоровны. Все первые – базовые для рассматриваемого вопроса – мероприятия, курировались В.В. Путиным, занимавшим в то время один из руководящих постов в мэрии Санкт-Петербурга. Всего за истекшие 24 года состоялось более 70 визитов главы императорского дома в связи с различными историческими юбилеями и церковными торжествами по приглашениям святейшего патриарха Московского и всея Руси, полномочных представителей Президента РФ (например, на 100-летие канонизации св. преподобного Серафима Саровского в 2003 г.), глав субъектов Российской Федерации. Глава Российского императорского дома участвует в благотворительных программах, в Москве прошла государственную регистрацию и получила статус юридического лица Канцелярия главы Российского императорского дома, возрождены Кавалерские думы императорских орденов Св. Анны и Св. Николая, развивается научная и воспитательная патриотическая деятельность дома Романовых, оказывается содействие Русской православной церкви и т.п. 1 октября 2008 года Президиум Верховного Суда РФ принял по заявлению великой княгини Марии Владимировны законное и обоснованное решение о реабилитации ее родных – свв. царственных страстотерпцев императора Николая II и членов его семьи. Этот акт сама глава дома Романовых охарактеризовала как победу всех граждан России в процессе укрепления современного государства и изживания правового нигилизма.

Однако, в отличие от практически всех остальных стран, в России до сих пор так и не решен вопрос о юридическом статусе императорского дома. Это создает некоторую двусмысленность его положения и препятствует использованию современной Россией в полной мере международного авторитета и духовно-исторического потенциала династии Романовых.


Принципиальное различие между предоставлением статуса преждецарствовавшей династии и восстанолвением монархии. 

Попытки поставить знак равенства между предоставлением Российскому императорскому дому юридического статуса исторической институции и восстановлением монархии, или представить предоставление статуса первым шагом в реализации некоего политического монархического реставрационного плана, абсолютно спекулятивны. Вышеуказанные примеры республиканских государств, давно решивших данную проблему, показывают, что никакой угрозы для существующего конституционного строя предоставление статуса преждецарствовавшей династии не несет. 

Позиция Российского императорского дома заключается в том, что он, будучи носителем идеала монархической государственности, ни в коей мере не отрекаясь от своих идей и религиозных и общественных убеждений, в тоже время, во-первых, считает, что время для восстановления монархии не наступило, во-вторых, категорически отвергает любые попытки восстановить монархию без законно и четко выраженного всенародного волеизъявления, и в-третьих, принципиально не участвует ни в каких формах политической борьбы.  


Теоретическая возможность восстановления монархии в будущем. 

Политики общенационального масштаба, при  известных оговорках, не отрицают категорично возможность восстановления в России монархии. Президент Российской Федерации В.В. Путин (в то время и.о. Президента РФ),  отвечая на вопрос: «Если уж Вы так исторически подходите к вопросам, то в традициях России заложена и монархия. Что же теперь, восстанавливать?» ответил: «Я думаю, это маловероятно. Но в целом… в определенные периоды времени… в определенном месте… при определенных условиях… монархия играла и играет до сих пор положительную роль. В Испании, допустим. Я думаю, что монархия сыграла там решающую роль в отходе страны от деспотии, от тоталитаризма. Монархия была очевидно стабилизирующим фактором. Монарху не нужно думать, изберут его или нет, мелко конъюнктурить, как-то воздействовать на электорат. Он может думать о судьбах своего народа и не отвлекаться на мелочи». На последующую реплику: «Но в России это невозможно», В.В. Путин ответил: «Вы знаете, нам многое кажется невозможным и неосуществимым, а потом – бах! Как с Советским Союзом было. Кто мог представить, что он сам по себе возьмет и рухнет? Да в страшном сне такое не могло привидеться» (8). 

Слова В.В. Путина свидетельствуют, что он не исключает полностью возможности восстановления монархии в России, что признает ее «положительную роль» и не только не ассоциирует ее с деспотией и тоталитаризмом, но, напротив, считает гарантией отхода от этих незаконных форм правления. По сравнению с этими высказываниями некоторые суждения главы Российского императорского дома великой княгини Марии Владимировны о перспективах восстановления монархии значительно более сдержаны. 

Разумеется, в случае, если когда бы то ни  было в будущем серьёзно встанет вопрос о восстановлении в России монархической формы правления, наличие в общественной жизни страны Российского императорского дома, обладающего правовым статусом исторической институции, обеспечит полностью легитимный преемственный переход к монархии, без таких опасных форм политического экспериментирования как узурпация, борьба «претендентов», бонапартизм и т.п. 

Но пока это – чисто теоретические рассуждения. В обозримом будущем восстановление монархии не предвидится, а Российский императорский дом по принципиальным соображениям не принимает никакого участия в какой бы то ни было политической борьбе и не стремится к власти.


Проблема собственности. 

До февральской революции 1917 года собственность Российского императорского дома подразделялась на три категории. 

Государственной собственностью распоряжался император в качестве главы государства, и она никогда не являлась частной. 

Удельная собственность принадлежала Российскому императорскому дому как институции - роду, обладающему рангом государственного учреждения, из среды которого в определенном порядке происходили носители верховной власти; эта собственность тоже не являлась частной, а перераспределялась между членами Российского императорского дома по усмотрению императора. От этих двух категорий собственности члены Российского императорского дома, каждый индивидуально по общей форме, публично и официально отказались в марте 1917 года. 

Частная собственность, благоприобретенная членами Российского императорского дома на свои средства, оставалась за ними вплоть до 13 июля 1918 года, когда председатель Совнаркома В.И. Ульянов (Ленин) подписал декрет «О конфискации имущества низложенного российского императора и членов императорского дома». Согласно этого декрета конфискации подлежало всё движимое и недвижимое имущество членов Российского императорского дома как в России, так и за границей. 

Исходя из всего вышесказанного, уже следует, что заявления некоторых политиков и общественных деятелей о том, что в случае предоставления статуса Российскому императорскому дому придется возвращать ему «все дворцы», «Кремль и Эрмитаж» и т.п., полностью беспочвенны и заведомо направлены на разжигание нездоровых эмоций. Естественно, со стороны Российского императорского дома не было, нет и не будет подобных фантастических притязаний. Речь о возвращении частной собственности могла бы идти в том случае, если бы в Российской Федерации был принят Федеральный Закон «О реституции», но такого Закона, как известно, нет. 

Еще тогда, когда были живы непосредственные экспроприированные собственники или их прямые и бесспорные наследники, дед ныне здравствующей главы Российского императорского дома император в изгнании Кирилл Владимирович заявлял, что императорский дом отвергает идею реституции в связи с необратимостью изменений в социально-экономическом строе России после революции. Этого взгляда твердо придерживался его сын великий князь Владимир Кириллович и придерживается нынешняя глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна, неоднократно публично заявлявшая, что по ее мнению реституция, неминуемо несущая новый передел собственности, чревата опасностью для гражданского мира в стране, и поэтому ее плюсы в любом случае уступают ее минусам. 

В связи с этим для Российской Федерации отсутствует и вопрос о возвращении императорской семье её частной собственности.

Нельзя исключать вариант, что современное Российское государство, учитывая роль Российского императорского дома и воздавая должное его патриотической позиции, окажет содействие императорской семье в возвращении на постоянное жительство на Родину, предоставив ему по взаимному согласованию некое историческое здание, где императорская семья могла бы проживать и разместить свои учреждения (домовую церковь, Канцелярию, музей, архив и т.п.). Речь, в данном случае, могла бы идти об одном из разрушающихся памятников истории и культуры, на содержание многих из которых у государства, по заявлениям его официальных представителей, нет средств. Хотя у императорской семьи также нет собственных средств, чтобы самостоятельно за свой счет восстановить такое здание, при благоприятном отношении государства наверняка можно будет решить этот вопрос за счет добровольных пожертвований лиц, с уважением относящихся к Российскому императорскому дому. Учитывая зарубежный опыт, когда во многих странах преждецарствовавшим династиям возвращены один или даже несколько из ее дворцов, приведенный возможный вариант является вполне умеренным и справедливым, не только не обременяющим государство, но напротив, решающий задачу сохранения культурного наследия за счет привлечения общественных сил. 

В любом случае, вопреки клеветническим заявлениям некоторых политических сил, Российский Императорский Дом никогда не просил и не собирается просить у государства ни собственности, ни какого бы то ни было государственного содержания. Статус полезен Дому Романовых не ради личных привилегий и выгод, а ради расширения возможностей служения своей стране.


Основные функции Российского императорского дома в общественной жизни России. 

Роль Российского императорского дома как национального символа и хранителя традиций, обеспечивающего живую связь с историей Отечества, очевидна и естественна.  Сама Глава Российского императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна в интервью «Российской газете» так сформулировала свое видение функций нецарствующих династий: «Династии помогают современным государствам в укреплении патриотизма и морали, в формировании положительного образа страны во всем мире, в общественных, культурных и благотворительных сферах. Уверена, что рано или поздно также будет и в России. На этом пути сделаны уже важные шаги. В любом случае я и вся наша семья стараемся быть полезными России и нашему народу, помогать по мере сил Президенту в его работе по возрождению страны как сильного и стабильного государства. Конечно, на некоторые вещи у нас есть свой взгляд. Но, как я много раз повторяла, Российский Императорский Дом не занимается политикой, не участвует ни в какой партийной борьбе, потому что это противоречит его природе. Историческая династия, независимо от того, находится она на престоле, или лишена власти, должна объединять, а не разобщать» (9).

В интервью Агентству Франс-Пресс, данном 10 сентября 2007 г., Великая княгиня Мария Владимировна развивает эти мысли: «Моей главной целью как Главы Российского Императорского Дома, является помощь народам России в возрождении духовных и нравственных ценностей, национальных устоев, в строительстве гражданского общества на основе многовековых традиций, которые пыталась уничтожить революция. На практике это в основном участие в благотворительной, культурной, правозащитной и других видах общественной деятельности. (…)В идеале я стремлюсь к тому, чтобы каждый гражданин России, независимо от его политических убеждений, общественных взглядов, религиозной принадлежности и других различий, знал, что есть Императорская Семья Романовых, для которой он тоже является родным. То есть существует живой символ, который не просто, как герб, флаг и гимн, является неодушевленным воплощением государства, а к которому можно обратиться за моральной поддержкой, а иногда и за действенной помощью» (10). 

Таким образом, сфера деятельности Российского императорского дома находится вне политической борьбы и заключается в общественной работе, благотворительности, защите прав и свобод граждан, содействии Русской Православной Церкви в возрождении ее святынь и в целом полноценной религиозной жизни в стране, взаимодействие с  государственными учреждениями и религиозными и общественными организациями в патриотическом воспитании, поддержании гражданского мира, поддержке культурных начинаний, защите окружающей среды, научная работа и т.д. В области взаимодействия с государственными структурами необходимо выделить консультативное участие в подготовке мероприятий исторического значения и официальное участие в них, попечение о памятниках истории и культуры, почетное председательствование и участие в структурах, не имеющих властных полномочий, но реально занимающихся вопросами общественной морали, разрешении конфликтов и т.п.


Основные функции Российского императорского дома на международном уровне. 

В уже цитированном интервью Великой княгини Марии Владимировны «Российской газете» упоминается «формирование положительного образа страны во всем мире». В этой сфере роль Российского императорского дома трудно переоценить.  Династические родственные связи Романовых являются бесценным потенциалом, которого нет и не может быть у большинства политических деятелей и который нельзя приобрести ни за какие деньги. Великая княгиня Мария Владимировна в числе своих прямых предков имеет не только Великих Петра I и Екатерину II и Царя-Освободителя Александра II, но и библейского царя св. Давида Псалмопевца, английскую королеву Викторию, Карла Великого, пророка Мухаммада… Общие предки роднят ее со всеми монархами и главами нецарствующих династий Европы, а в мусульманских странах она имеет право на титул «Святейшая мать».   

На династические связи как на важнейшее преимущество в первую очередь обращают внимание и современные руководители государств, в том числе и России. Например, в своем выступлении 15 октября 2007 г. в Висбадене  на пленарном заседании российско-германского форума общественности «Петербургский диалог» Президент РФ В.В. Путин, говоря о «прямом и регулярном общении представителей гражданских обществ России и Германии»,  в частности, отметил: «Хочу напомнить, что большое количество членов российской царской семьи приехали из Германии. Это тоже было дополнительным серьезным треком общения двух народов. Но и много представителей царской семьи переехало на жительство и вступило в брак с представителями тогда высшего света Германии. Это тоже достаточно серьезная вещь» (11). 

Глава нецарствующей династии и другие члены императорского дома с их родственными связями, историческим авторитетом, блестящим знанием многих иностранных языков могут быть своего рода «послами доброй воли», помогать официальной дипломатии в решении важных вопросов межгосударственного общения, представлять отечественную продукцию на международном рынке и т.п. Мировая практика предоставляет нам колоссальный опыт, дает множество разнообразных примеров подобной деятельности августейших особ, которые можно взять на вооружение. Пока этот драгоценный потенциал Российского императорского дома почти не востребован, подобно скрипке, которую люди, никогда не слышавшие издаваемых ею при игре волшебных звуков, могут считать деревяшкой с натянутой проволокой. Отсутствие официального правового статуса внутри России, с одной стороны, не позволяет династии Романовых активно действовать на международном уровне из этических соображений (т.к. для серьезных начинаний нужно обладать определенными правами и ответственностью), а с другой стороны, препятствует развитию инициатив со стороны иностранных династий и политических кругов, придающих значение династическим связям.  Поэтому пока отношение иностранных династий, правительств и влиятельных общественно-политических сил к Российскому императорскому дому, в основном, сводится к приглашениям на династические торжества, обменам поздравительными открытками и частными встречами. 

Но даже при нынешней ситуации Российский императорский дом, получив хотя бы небольшую моральную поддержку от официальных российских структур, добивается пользы для своей родной страны. Красноречивый пример – визит Великой княгини Марии Владимировны в Австралию в сентябре 2007 года. Глава Российского императорского дома прибыла туда по приглашению Сиднейской и Австралийско-Новозеландской епархии Русской  Православной Церкви и русской общественности. Посольство РФ в Австралии устроило прием в честь Великой княгини, Чрезвычайный и полномочный посол сопровождал ее императорское высочество при посещении Военного мемориала в Канберре, а первый секретарь Посольства присутствовал также и на некоторых церковных и военно-мемориальных мероприятиях и приемах в других городах. Это было поддержкой очень важной и ощутимой, но все-таки скорее проявлением личного уважения к Великой княгине, чем признанием официального статуса Российского императорского дома со стороны Российской Федерации. И, тем не менее, прием, оказанный Главе Российского императорского дома со стороны австралийских властей, был достодолжным и вполне официальным. Ее принимали и как главу иностранной династии, и как праправнучку великой королевы Виктории, память которой чрезвычайно чтят в Австралии. Великая княгиня Мария Владимировна встретилась с председателями обеих палат парламента и сопредседателем российско-австралийской парламентской группы, останавливалась в Губернаторских резиденциях и встречалась с губернаторами и лордами-мэрами тех штатов, которые она посетила. Везде Глава Российского императорского дома выступала с речами в поддержку инициатив России, озвученных Президентом РФ во время саммита АТЭС и официального визита в Австралию. И эти выступления встретили положительный отклик и в беседах с официальными лицами и общественностью, и в прессе. Кроме того, совместное присутствие Великой княгини и высокопоставленных представителей Посольства РФ на церемониях и мероприятиях способствовало установлению еще более дружественных и теплых связей и с австралийцами, и с россиянами, проживающими в Австралии, о чем при прощании с Великой княгиней сердечно и искренно говорили представители Посольства. Можно не сомневаться, что если в настоящих условиях удалось достичь немалого успеха, то при наличии официального статуса Российского императорского дома этот визит, как и любые ему подобные визиты, мог бы быть во много раз эффективнее.

На постсоветском пространстве глава дома Романовых способна сыграть еще более важную роль. Императорский дом не участвовал в братоубийственной гражданской войне и в процессах, приведших к дезинтеграции. Для всех народов бывшей Российской Империи и СССР, принадлежащих к единому цивилизационному пространству и связанных общей исторической судьбой, императорский дом остается объединяющим символом, напоминанием о братском прошлом и неполитическим инструментом возрождения сотрудничества в настоящем и будущем. Этот тезис на практике подтвердился во время состоявшихся визитов великой княгини Леониды Георгиевны и всей императорской семьи в Грузию (соответственно, в 1994 и 1995), вдовствующей великой княгини Леониды Георгиевны в Латвию (май 2000),  великой княгини Марии Владимировны в Приднестровье с попутным посещением ею территории Украины (май 2009) и Республику Беларусь  (июль 2009), цесаревича Георгия Михайловича в Приднестровье (сентябрь 2010), великой княгини Марии Владимировны в Украину (май-июнь 2011 и сентябрь 2013 вместе с цесаревичем  Георгием Михайловичем), в Армению (ноябрь 2011), в Узбекистан (ноябрь 2014).      


Возможное противодействие. Несмотря на твердое правовое основание своего исторического статуса и аполитичность в общественной деятельности, Российский императорский дом подвергается нападкам и критике со стороны ряда политических сил, как левого, так и правого толка.  Причины негативного отношения этих сил к дому Романовых разнообразны и зачастую диаметрально противоположны (например, некоторые левые политики усматривают в деятельности императорского дома потенциальную угрозу демократии, а некоторые правые политики критикуют глав и членов императорского дома за одобрительные высказывания о демократии).  

По аналогии с критиками Русской Православной Церкви, заявляющими о, якобы, неканоничности Московского Патриархата и приверженности его иерархии ересям, критики Российского императорского дома пытаются оспорить династические права ныне здравствующей императорской семьи и обвиняют ее в «несоответствии» тем или иным устоям и традициям династии. 

К сожалению, нередко личные симпатии и антипатии некоторых деятелей берут верх над порядочностью, законностью, дисциплиной и здравым смыслом. Так, в официальных церковных актах и в переписке святейший патриарх Московский и всея Руси именует великую княгиню Марию Владимировну главой Российского императорского дома, а некоторые священнослужители позволяют себе голословно оспаривать права великой княгини; святейший патриарх Московский и всея Руси и Отдел внешних церковных связей публично и официально поддержали правовую инициативу Великой княгини Марии Владимировны по реабилитации казненных  в 1918 году членов царской семьи, а некоторые священнослужители выступили с критикой этой инициативы. 

Некоторые государственные чиновники, пользуясь отсутствием четкой позиции современного государства в отношении императорского дома, основываясь на личных пристрастиях, лоббируют интересы тех или иных родственников династии. В таких случаях действуют двойные стандарты: когда на официальные мероприятия приглашаются не принадлежащие к Российскому императорскому дому, но дружественные данным чиновникам родственники Романовых, их представляют как «глав» или «членов» дома Романовых, а когда компетентные специалисты указывают на неправомерность такого позиционирования, тут же возникает тезис, что, вообще-то, «никакого императорского дома нет», что это «просто члены семьи» и т.п. Но ни один чиновник, допускающий в своих действиях или публичных заявлениях в СМИ предвзятое отношение к законной главе Российского императорского дома, никогда не решится подписать ответственный с правовой точки зрения и гласный официальный документ, оспаривающий права великой княгини Марии Владимировны, так как в действительности все права на ее стороне, а любые ложные или некомпетентные сведения будут тут же разоблачены и опротестованы добросовестными юристами и историками.

Полностью несостоятелен тезис о несвоевременности признания статуса Российского императорского дома в связи с возможными протестами некоторых родственников Романовых. Во-первых, морганатические родственники стоят на разных позициях, и многие из них поддерживают с великой княгиней Марией Владимировной добрые отношения. Негативно и деструктивно в отношении законной главы Российского императорского дома систематически выступают и действуют только два престарелых брата Николай (1922-2014) и Дмитрий (1926 г.рожд.) Романовичи Романовы (сыновья Князя императорской крови Романа Петровича от морганатического брака с графиней П.Д. Шереметевой). Эта линия даже в чисто генеалогическом смысле не является старшей (старшими являются внуки великого князя Дмитрия Павловича и праправнуки императора Александра II от его первого брака с императрицей Марией Александровной (урожд. принцессой Гессен-Дармштадтской) светлейший князь Д.П. Романовский-Ильинский и его брат князь М.П. Романовский-Ильинский, а за ними – правнук императора Александра II от его второго морганатического брака со светлейшей княгиней Е.А. Юрьевской (урожд. Княжной Долгоруковой) светлейший князь Г.А. Юрьевский). 

Во-вторых, и самое главное, статус главы императорского дома определяется только правовым путем, на основании династического закона, и не зависит от чьего бы то ни было признания или непризнания. Избегать официальных контактов современного государства с главой Российского императорского дома Великой княгиней Марией Владимировной на том основании, что есть родственники, которые не признают ее статус, столь же нелогично, как, например,  избегать сотрудничества и взаимодействия со святейшим патриархом Московским и всея Руси на том основании, что существует «Киевский патриархат», «суздальский раскол», или что  бывший епископ Чукотский Диомид «предал анафеме» все священноначалие Русской Православной Церкви.

Демагогическими являются и ссылки на возможные протесты против статуса Российского императорского дома со стороны части общества, «людей старшего поколения» и т.п. Достаточно проанализировать ход визитов императорской семьи в Россию, чтобы убедиться, что подавляющее большинство соотечественников, в том числе ветераны Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., относятся к Великой княгине Марии Владимировне и членам ее семьи с искренней симпатией. 

Конечно, нападки на Российский императорский дом были, есть и будут. Не исключено, что они в особенности усилятся на стадии подготовки признания государством официального статуса и в первое время после признания, когда польза этого акта еще не всем станет очевидной. Если даже в момент общенациональной скорби в связи с кончиной святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия II нашлось немало деятелей, которые не постыдились использовать это печальное событие для обливания грязью почившего, его преемника и, в целом, всей Русской Православной Церкви, то более беззащитный в настоящее время по сравнению с Церковью Российский императорский дом, непременно, будет становиться объектом травли своих недоброжелателей при каждом более или менее заметном достижении или изменении в своей жизни и деятельности. 

При отсутствии четкой  государственной воли и государственного подхода вопрос о статусе императорского дома будет постоянно висеть в воздухе, так как каждый раз, когда государственная власть приближается к принятию решения, активизируется антидинастическая компания, а это всегда может быть удобным поводом для очередного откладывания дела в «долгий ящик». Однако если принципиальное решение о полезности использования исторического потенциала Российского императорского дома для современной России будет принято высшим руководством нашего государства, ничто не сможет помешать созданию авторитетной государственной комиссии, работа которой будет компетентной, не ангажированной политически, объективной и гласной, и которая установит все необходимые юридические факты и создаст юридическую базу для существования статуса легитимного Российского императорского дома Романовых в современном правовом  поле Российской Федерации и для его возвращения на постоянное жительство в Россию.


ПРИЛОЖЕНИЯ

***

ГЛАВА ВТОРАЯ СВОДА ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ «О ПОРЯДКЕ НАСЛЕДИЯ ПРЕСТОЛА»

25. Императорский Всероссийский Престол есть наследственный в ныне благополучно царствующем Императорском Доме.
26. С Императорским Всероссийским Престолом нераздельны суть Престолы: Царства Польского и Великого Княжества Финляндского.
27. Оба пола имеют право к наследию Престола, но преимущественно принадлежит сие право полу мужескому по порядку первородства; за пресечением же последнего мужеского поколения, наследие Престола поступает к поколению женскому по праву заступления.
28. Посему, наследие Престола принадлежит прежде всех старшему сыну царствующего Императора, а по нем всему его мужескому поколению.
29. По пресечении сего мужеского поколения, наследство переходит в род второго сына Императора и его мужеское поколение; по пресечении же второго мужеского поколения, наследство переходит в род третьего сына, и так далее.
30. Когда пресечется последнее мужеское поколение сыновей Императора, наследство остается в сем же роде, но в женском поколении последнецарствовавшего, как в ближайшем к Престолу, и в оном следует тому же порядку, предпочитая лицо мужеское женскому; но при сем не теряет никогда права то женское лицо, от которого право беспосредственно пришло.
31. По пресечении сего рода, наследство переходит в род старшего сына Императора-Родоначальника, в женское поколение, в котором наследует ближняя родственница последнецарствовавшего в роде сего сына, по нисходящей от него или сына его старшего, или же, за неимением нисходящих, по боковой линии, а в недостатке сей родственницы, то лицо мужеское или женское, которое заступает ее место, с предпочтением, как и выше, мужеского пола женскому.
32. По пресечении и сих родов, наследство переходит в женский род прочих сыновей Императора-Родоначальника, следуя тому же порядку, а потом в род старшей дочери Императора-Родоначальника, в мужеское ее поколение; по пресечении же оного, в женское ее поколение, следуя порядку, установленному в женских поколениях сыновей Императора.
33. По пресечении поколений мужеского и женского старшей дочери Императора-Родоначальника, наследство переходит к поколению мужескому, а потом к женскому второй дочери Императора-Родоначальника и так далее.
34. Младшая сестра, хотя бы и сыновей имела, не отъемлет права у старшей, хотя бы и не замужней; брат же младший наследует прежде старших своих сестер.
35. Когда наследство дойдет до такого поколения женского, которое царствует уже на другом Престоле, тогда наследующему лицу предоставляется избрать веру и Престол, и отрещись вместе с наследником от другой веры и Престола, если таковой  Престол связан с законом; когда же отрицания от веры не будет, то наследует то лице, которое за сим ближе по порядку.
36. Дети, происшедшие от брачного союза лица Императорской Фамилии с лицом, не имеющим соответственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному дому, на наследование Престола права не имеют.
37. При действии правил, выше изображенных о порядке наследия Престолу, лицу, имеющему на оный право, предоставляется свобода отрещись от сего права в таких обстоятельствах, когда за сим не предстоит никакого затруднения в дальнейшем наследовании Престола.
38. Отречение таковое, когда оно будет обнародовано и обращено в закон, признается потом уже невозвратимым.
39. Император или Императрица, Престол наследующие, при вступлении на оный и миропомазании, обязуются свято наблюдать вышепоставленные законы о наследии Престола.


***

 Российский Императорский Дом
 (историко-юридическая справка)

Российский Императорский Дом - Династия Романовых, призванная на престол Великим Поместным Церковным и Земским Собором 1613 на основании ближайшего родства по женской линии с угасшей первой Династией Рюриковичей, и царствовавшая до 1917. В 1730 угасла прямая мужская ветвь династии (с кончиной Императора Петра II - внука Императора Петра I Великого). На престоле Российской Империи последовательно царствовали племянница Императора Петра Великого Императрица Анна I Иоанновна (1730-1740), ее внучатый племянник Император Иоанн VI Антонович (1740-1741) и дочь Императора Петра Великого Императрица Елисавета I Петровна (1741-1761). В 1761 наследие Престола вместе со всеми соответствующими титулами и династической фамилией Романовых перешло по женской линии в Голштейн-Готторпский Дом (в лице внука Петра I Великого от его дочери Цесаревны Анны Императора Петра III Феодоровича). Сын Императора Петра III Император Павел I издал Акт о престолонаследии 5 апреля 1797, определяющий порядок наследования Престола и принадлежность к Российскому Императорскому Дому. Этот Акт был 20 марта 1820 дополнен Императором Александром I, издавшим манифест, согласно которому «если какое лицо из Императорской Фамилии вступит в брачный союз с лицом, не имеющим соответственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному Дому, в таком случае лицо Императорской Фамилии не может сообщить другому прав, принадлежащих членам Императорской Фамилии, и рождаемые от такого союза дети не имеют права на наследование престола».

Российское династическое право, сформулированное в Акте о престолонаследии, принадлежит к австрийской системе престолонаследия, основанной на праве мужского первородства, т.е. допускающей наследование по женской линии лишь по пресечении последней мужской ветви. В соответствии с законодательной практикой всех монархических государств, статьи о переходе права на престол (ст.25-39 Основных государственных законов Российской Империи) являются неприкосновенными, т.е. не подлежащими отмене или изменению даже царствующим Императором.

Согласно определению Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона Российский Императорский Дом представляет собой "особый класс, преимущества которого обуславливаются или тем, что его члены, при известных условиях, могут быть призваны к наследованию престола, или же тем, что они связаны браком с лицами, имеющими, или могущими иметь право на престол" . 


До революции 1917 года Российский Императорский Дом Романовых являлся единственной в своем роде институцией - родом, обладающим рангом государственного учреждения, из среды которого в определенном порядке происходили носители верховной власти. После революции 1917 года Российский Императорский Дом лишился политической власти и утратил статус государственного учреждения, но сохранил статус исторической институции, то есть корпорации, имеющей несомненную преемственность с момента своего возникновения и осуществляющей деятельность по своим внутренним историческим законам.  По аналогии с нормами канонического права Церкви, нормы исторического права Российского Императорского Дома продолжают действовать в части, не противоречащей Конституции и действующему законодательству РФ.

Порядок наследования достоинства Главы Династии и сама принадлежность к Дому сохраняются основанными на положениях династического права. При определении состава Российского Императорского Дома единственной юридической основой являются соответствующие статьи Основных Законов Российской Империи.

После отречения от престола Императора Николая II за себя и за Наследника Цесаревича Алексея Николаевича 2 марта 1917 права на престол перешли к брату Императора Великому Князю Михаилу Александровичу. Великий Князь своим манифестом от 3 марта 1917 отложил принятие власти до решения Учредительного Собрания о форме правления. 1 сентября 1917, еще до созыва Учредительного собрания, премьер-министр Временного правительства А. Керенский провозгласил Россию республикой.

В 1918 Великий Князь Михаил Александрович, отрекшийся Император Николай II и Наследник Цесаревич Алексей Николаевич, т.е. все мужское потомство Императора Александра III, были казнены по приговору богоборческой власти. В соответствии со статьей 29 право на престол перешло в род второго сына Императора Александра II - Великого Князя Владимира Александровича (1847-1908). Его старшим сыном был Великий Князь Кирилл Владимирович, который в 1922 объявил о своем блюстительстве Престола (т.к. еще не был уверен в смерти своих предшественников), а 31 августа 1924 принял титул Императора Всероссийского в изгнании.

Этот Акт полностью соответствовал Основным Законам и был признан практически всеми членами Дома Романовых, а также иностранными Королевскими Домами. Не признали Манифест 31 августа 1924 Великие Князья Николай и Петр Николаевичи и сын последнего Князь императорской крови Роман Петрович, которые считали, что вопрос о замещении престола должен решаться путем народного волеизъявления. Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна, не оспаривая правомерности действий Великого Князя Кирилла Владимировича, считала его акт "преждевременным", т.к. до смерти не утратила надежду на спасение кого-нибудь из ее сыновей или внука.

На момент принятия Кириллом Владимировичем императорского титула в эмиграции находились еще 18 Членов Российского Императорского Дома мужского пола. По отношению к наследованию Престола они находились в следующем порядке:

I. Линии, происходящие от Императора Александра II:

а) Линия Великого Князя Владимира Александровича

1) Великий Князь Владимир Кириллович (сын и наследник Императора Кирилла Владимировича)
2) Великий Князь Борис Владимирович
3) Великий Князь Андрей Владимирович

б) Линия Великого Князя Павла Александровича
4) Великий Князь Димитрий Павлович

II. Линии, происходящие от Императора Николая I:


а) Линия Великого Князя Константина Николаевича
5) Князь императорской крови Всеволод Иоаннович (сын Князя императорской крови Иоанна Константиновича)
6) Князь императорской крови Гавриил Константинович
7) Князь императорской крови Георгий Константинович

б) Линия Великого Князя Николая Николаевича Старшего
8) Великий Князь Николай Николаевич Младший
9) Великий Князь Петр Николаевич
10) Князь императорской крови Роман Петрович

 в) Линия Великого Князя Михаила Николаевича
11) Великий Князь Михаил Михайлович
12) Великий Князь Александр Михайлович
13) Князь императорской крови Андрей Александрович
14) Князь императорской крови Феодор Александрович
15) Князь императорской крови Никита Александрович
16) Князь императорской крови Димитрий Александрович
17) Князь императорской крови Ростислав Александрович
18) Князь императорской крови Василий Александрович

В условиях изгнания большинство членов Императорского Дома не считало для себя обязательным неукоснительно следовать требованиям Основных Законов. В особенности это касалось морганатических (неравнородных) браков, т.е. браков с лицами, не принадлежащими ни к какому царствующему или владетельному Дому. Великие Князья и Князья императорской крови, вступавшие в подобные браки, сами не утрачивали прав на престол и принадлежности к династии, но их потомство, в силу неприкосновенной 36 статьи и 188 статьи Основных Законов Российской Империи, не обладало уже никакими династическими правами (ни правом на Престол, ни титулами, ни даже династической фамилией Романовых). Для морганатических родственников был разработан специальный статус князей Романовских, титул которых, с добавлением еще какой-то фамилии по их выбору, могли получить морганатические жены и дети членов династии, если на брак было испрошено дозволение у Главы Императорского Дома (Указ Императора Кирилла Владимировича 28 июля 1935). Воспользовались правами, дарованными указом 28 ию